08.02.22

 Кандидат химических наук ОмГПУ Людмила Бельская: «Человек, который хочет идти в науку, должен гореть своей идеей»

 Кандидат химических наук ОмГПУ Людмила Бельская: «Человек, который хочет идти в науку, должен гореть своей идеей»

Накануне Дня российской науки мы поговорили с заведующей научно-исследовательской лабораторией биохимии, кандидатом химических наук Людмилой Владимировной Бельской.

– Людмила Владимировна, научную деятельность Вы ведете уже много лет. Расскажите, что подвигло Вас выбрать именно это направление?

– Я занималась наукой ещё в школе. Училась и закончила СОШ № 26 г. Омска. У меня был замечательный учитель химии – Настащук Людмила Васильевна. Это учитель от Бога, она вовлекала нас в научную деятельность. В 11-м классе я проводила исследовательскую работу – определяла витамин Р в разных сортах чая. В этом мне помогали практиканты из университета. Вручную вместе с ними я проводила исследования, где определяла содержание витамина Р в разных образцах продукта. Именно это исследование вдохновило меня заниматься наукой дальше. С 10-го класса нас определили в химическую школу при университете. Было очень интересно работать в студенческих лабораториях. Увлекала возможность проводить исследования на новом техническом уровне. Всё это сыграло роль в выборе профессии, и я без сомнений поступила на химический факультет. Преподаватель, которая вела у нас общую и неорганическую химию (Голованова Ольга Александровна, впоследствии научный руководитель моей диссертации), пригласила меня работать в свою лабораторию после первого курса.

Кафедра неорганической химии, на которой я проводила исследования, занималась изучением биоминералов в организме человека. Научные исследования проводили на разные тематики. Занимались изучением почечных и желчных камней, изучали причины их возникновения у населения определенных регионов. Моей частью этого большого исследования стало изучение зубных и слюнных камней.

Моя одногруппница и потом уже коллега Елена Александровна Сарф (мы до сих пор с ней вместе работаем) занималась исследованием состава слюны при кариесе зубов и зубных камнях. Мы проводили наши исследования параллельно. Позже я поступила в аспирантуру и защитила кандидатскую диссертацию по изучению состава и свойств зубного камня и влиянию состава слюны на образование камней в полости рта. Меня волновали вопросы: какие факторы влияют на образование зубного камня, а какие препятствуют этому процессу, какова в этом процессе роль слюны. И как, соответственно, повлиять на эти условия, чтобы улучшить ситуацию. Я проводила моделирование процесса образования зубного камня и на модельной системе изучала влияние ряда веществ, чтобы выявить ингибиторы и промоторы роста камня. Все это в дальнейшем можно использовать для профилактики заболевания.

После окончания аспирантуры стоял вопрос, в каком направлении науки двигаться дальше, и я остановилась на исследовании слюны. Это было удобно технически: собрать слюну гораздо проще, нежели кровь. Было много взаимодействия со стоматологами и другими медиками. Возник вопрос о возможности выявления ряда других заболеваний с помощью слюны.

Начинать исследования этого направления пришлось в одиночку. Моя коллега Елена Александровна на тот момент ушла из науки. За спиной у меня не было ни научного руководителя, ни помощников в виде студентов. Не хватало рабочих рук. Не было команды, которая будет в этом направлении работать. На тот момент в вузе, где я работала, открылся бизнес-инкубатор. Мне предложили оформить лабораторию в свое предприятие. Для меня это было непростое решение – у меня был совсем маленький ребенок. Многие вопросы в области государственных закупок, юридических оформлений, бухгалтерии мне пришлось изучать самостоятельно и принимать важные решения. Свою первую фирму я открыла в 2010 году. С этого периода мы функционировали, можно сказать, независимо, на базе межвузовского инновационного бизнес-инкубатора. Мы участвовали в различных коммерческих конкурсах. Благодаря многим организациям, за счёт целевых средств мы полностью оснастили лабораторию. Сумма составила более 5 миллионов рублей. Нас поддерживали Министерство экономики Омской области и различные фонды. С 2013 года стали обрастать коллективом. На помощь вернулась и моя правая рука Елена Александровна Сарф. В этот период мы также стали проводить исследования коммерческого характера. У нас были договоры, которые мы реализовывали. В этот период мы начали проводить исследования по возможности применения слюны в диагностике онкологических заболеваний.

 

– Почему Вы стали проводить исследование слюны на онкологию?

– Во-первых, потому что был запрос у медиков нашего региона. Во-вторых, с онкологией связана моя семейная трагедия, поэтому было важным внести посильный вклад в исследования в данном направлении. Достаточно серьезная работа была проведена. Нас поддерживали коллеги-врачи. Для того чтобы нам проводить эти исследования, пришлось очень долго проходить процедуры согласования, в том числе в Минздраве Омской области. Для меня это была отличная школа. Мы занимались многим, многое узнали и многому научились. Конечно, хотелось, заниматься наукой и не отвлекаться на другие дела, но пришлось освоить новые направления деятельности. Несколько лет я сама готовила бухгалтерские отчеты. Приходилось общаться с пенсионными фондами, фондом социального страхования. Также важным направлением был поиск денежных средств, я вела диалоги с фондами поддержки. Принимали участие в огромном количестве различных конкурсов, занимались рекламой и участвовали в публичных мероприятиях и выставках. Это занимало огромное количество времени. И в этот период меньше внимания уделялось научным исследованиям. В настоящее время наука в нашей лаборатории развивается гораздо эффективнее.

Были сложные периоды в истории нашего развития. Нам пришлось переехать из университета и искать площади для нашей лаборатории. Мы были предоставлены сами себе. Поэтому я точно знаю, сколько уходит денежных средств, например, на оплату коммунальных услуг и заработную плату сотрудникам. Недавно рецензент по гранту написал мне в качестве замечания, что я не могу правильно посчитать, сколько стоит проанализировать один образец слюны, что меня очень удивило, поскольку я с точностью до копейки могу эту сумму назвать даже среди ночи. Здесь мне хочется сильно спорить с рецензентом, потому что, кто сможет адекватно оценить всю ситуацию, как не тот человек, который все это оплачивал, подписывал платежные документы? Были моменты, когда стоял вопрос о том, как нам сегодня поступить: приобрести важный реактив или заплатить зарплату сотрудникам. Мы не теряли оптимизма. На тот момент обстоятельства складывались так, что необходимо было переходить к коммерческому внедрению и исследовать то, что интересовало инвестора в первую очередь. Мы вошли в стадию обработки клинических испытаний.

В 2014 году поменялось законодательство в области сертификации медицинских изделий, и зарегистрировать в России нашу технологию оказалось крайне сложно. Этот процесс регистрации вводит в ступор даже директоров крупных медицинских компаний. Мы пытались решать это на достаточно высоком уровне. Общались с представителями международных медицинских компаний и столкнулись с тем, что даже при наличии финансирования нет никаких гарантий этот путь пройти. Совместно с инвестором было принято решение, что финансирование нашей лаборатории будет приостановлено. На тот момент и преподавательскую деятельность я прекратила. Мне было интересней заниматься наукой, нежели преподавательской деятельностью. Это был очень сложный переломный момент и в моей личной жизни тоже. Тогда у меня на руках был второй маленький ребенок. Возможности оплачивать аренду помещения лаборатории в этот момент не было. Я поняла, что иногда можно позволить себе не быть сильной и попросить помощи. Наш коллега, который раньше работал в Омском государственном педагогическом университете, предложил обратиться к руководству вуза и декану факультета естественнонаучного образования. ОмГПУ нас принял радушно, без лишних сложностей. Нам быстро организовали помещение и всю документацию тоже оперативно оформили. В течение месяца мы переехали. Также приятным было то, что мы можем продолжать исследования по своей тематике. В этом плане нам доверяют. Мы очень благодарны Омскому государственному педагогическому университету.

2.jpg

 – Сотрудничает ли Ваша лаборатория с другими структурными подразделениями вуза?

– Мы сотрудничаем с научно-исследовательской лабораторией систематики и экологии беспозвоночных ОмГПУ. Совместно определяем микроэлементы в почвах. С помощью инфракрасной спектроскопии пытаемся понять видовую принадлежность червей. Гипотетически это возможно. Эксперимент ведётся. Мы активно сотрудничаем с математиками и планируем совместную исследовательскую работу с психологами.

– Над какими проектами Вы работаете в настоящее время?

– В настоящее время мы продолжаем заниматься исследованием онкологии. У нас проанализировано 7500 пациентов. Огромная база данных, которая требует обработки. Мы посвящаем все наши научные статьи двум основным видам рака – раку молочных желёз и раку лёгких. Два наиболее распространённых вида рака у мужчин и женщин. Именно поэтому больше занимаемся ими. В нашей научной базе 10 видов рака лежат в запасе, с которыми уже проведен эксперимент, собраны данные, и все систематизировано. Собрано огромное количество материала. Очень много идей, как его можно обрабатывать и какую информацию с него можно почерпнуть. Пока ограничились теми исследованиями, которые войдут в мою докторскую диссертацию, на остальное просто не хватает рук. Новое направление – оценка возможности определения прогноза заболевания. Изначально мы хотели только диагностировать, но сейчас нашли очень много закономерностей: используя состав слюны, можно определять выживаемость пациентов, составлять прогноз заболевания, что может повлиять на выбор лечебной тактики. Тот алгоритм исследования, который разработан на сегодняшний день, – это коммерческий продукт. То, что мы делаем в лаборатории, – это наши научные исследования. Есть очень много нюансов, которые мы изучаем отдельно. Пытаемся понять с научной точки зрения, почему именно эти параметры у нас вошли в алгоритм. Как это связано с метаболизмом, с особенностями заболевания. Тот же рак лёгкого – это неоднородная группа заболеваний, каждый из подтипов характеризуется своими особенностями состава слюны. Все это надо описать и объяснить. Там внутри очень много медицинских сложностей, с которыми нужно разбираться. Просто сказать, что при раке этот показатель меняется, – это не доказательство, а просто предположение, а нам нужно его обосновать. И вот этим обоснованием мы детально и подробно занимаемся.

На сегодняшний день в нашей базе 7500 пациентов с подтверждённым раком и порядка 3000 людей здоровых. Мы три года собирали слюну у людей, которые поступали на госпитализацию в Клинический онкологический диспансер г. Омска. Мы рассматривали параметры влияния слюны на показатели выживаемости до операции и на прогноз заболевания. Нам нужно было отследить пациента как минимум пять лет. Мы по каждому пациенту отслеживаем данные. Это требует кропотливой работы.

Мы всегда ищем пошагово доказательства. У нас очень серьезные исследования. Мы довольны своей работой и своими результатами. Хочу отметить, что мировая наука шагает вперёд очень быстро. Я являюсь рецензентом многих иностранных статей. По итогу рецензирования я прихожу к выводу, что недостаточно иметь только высококлассное оборудование и получать с него данные. Нужно из этих данных уметь находить ценную информацию. Часто все сходится к тому, что можно на простом оборудовании получать результаты, которые будут обоснованы и аргументированы. Конечно, можно получать большие объемы данных, и они не будут иметь никакой ценности. У нас есть ограничения в инструментарии, но тем не менее мы ищем варианты, договариваемся с другими организациями и сотрудничаем на взаимовыгодных условиях.

Вторым направлением, которым мы сейчас занимаемся, является исследование крови. Это новое направление, которое мы начали развивать в прошлом году. Иногда возникает необходимость сделать очень быстро анализ крови. Может быть, не со слишком большой точностью, но можно определить ряд биохимических показателей. Общий анализ крови: белок, холестерин, лактат – показатели, которые дадут быструю информацию о состоянии здоровья человека. И не всегда есть возможность эту кровь отвезти куда-то в лабораторию. Вот в таких ситуациях нужны экспресс-методы. Один из таких методов – инфракрасная интроскопия.

Мы моделируем состав сыворотки крови: нормальной и патологической. В разных концентрациях попробуем составить модельную систему и предложить математическую модель, которая позволит определять концентрацию биохимических компонентов. Работу мы делаем совместно с математиками. Такую модель мы разработали и даже опубликовали статью о том, что действительно можно с погрешностью порядка 10 % эти концентрации предполагать. Потом в лаборатории уже можно будет точно проанализировать сыворотку традиционными методами, если потребуется.

Вы не поверите, но в последнее время в голову приходят даже педагогические идеи. Видимо, обстановка и аура педагогического вуза этому способствуют. Планируем попробовать себя и в этом направлении.

– Как взаимодействуете со студентами вуза?

– В нашей лаборатории студенты проходят практику. Самые увлеченные этой деятельностью на базе лаборатории проводят научные исследования и готовят выпускные квалификационные работы. Могу отметить работу студентки факультета естественнонаучного образования «Применение слюны в экологическом мониторинге на примере г. Омска».

– Чем увлекаетесь, помимо науки?

– Выращиваю розы и занимаюсь садоводством. Как и основная часть моих коллег, критично отношусь к тому, что употребляем в пищу мы и наши дети. Все, что можно вырастить, выращиваю сама. Еще одним моим любимым увлечением является чтение книг. Мои дети без книжек меня не видят. Можно сказать, что я читаю все подряд: художественную, научную литературу и фантастику.

– Какие советы дадите молодым ученым, с чего стоит начать?

– Я бы посоветовала заниматься тем, чем нравится, к чему душа лежит. Даже на себе проверила. Бывает так, что мы выполняем заказные тематические исследования, иногда приходится себя заставлять. Молодым учёным нужно слушать интуицию и выбирать по интересам. В данном деле также не стоит бояться трудностей. Сказать, что будет легко в науке, – это не так, это абсолютная неправда. Будет тяжело. Будет сложно. Порой будет некомфортно. Человек, который хочет идти в науку, должен гореть своей идеей. Также быть альтруистом в какой-то степени.

– Людмила Владимировна, что пожелаете ученым, преподавателям и студентам нашего университета в День российской науки?

– Очень хочу пожелать терпения, веры в себя и интересных перспективных идей, которые откроют новые возможности!

Людмила Владимировна, благодарим за увлекательное интервью, поздравляем с праздником и желаем Вам и Вашим коллегам новых открытий!



Мы в Яндекс Дзен
Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите [CTRL] + [ENTER], Спасибо.
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
27.05.22
Депутат Госдумы напомнила, что регион досрочно погасил коммерческий займ. Подробнее...
27.05.22
Резко погода изменится в среду, 1 июня 2022 года.  Подробнее...

Добавить комментарий

Для того, чтобы оставить свой комментарий, войдите на сайт под своими логином и паролем.
Если у вас их еще нет, зарегистрируйтесь.